Кинокритик Барченков объяснил секрет успеха корейского сериала «Игра в кальмара»

Корейский сериал «Игра в кальмара» стал самым успешным проектом Netflix и побил все рейтинговые рекорды. Кинокритик Дмитрий Барченков раскрыл iReactor секрет успеха проекта и поделился своим мнением о нем.

Кинокритик Барченков объяснил секрет успеха корейского сериала «Игра в кальмара»

Южнокорейский сериал «Игра в кальмара» собрала 111 миллионов просмотров менее, чем за месяц, став самым успешным сериалом в истории Netflix. Ранее самым просматриваемым сериалом стриминговой платформы были «Бриджертоны». Их результат — 82 миллиона просмотров за первые четыре недели. Однако работа режиссера Хван Дон-хека побила рекорд.

«Игра в кальмара» рассказывает об отчаявшихся людях, которые погрязли в долгах. Им предложили выход: поучаствовать в игре на выживание. Победитель получит решение своих проблем. Проигравшие домой уже не вернутся. В сериале девять эпизодов. Это законченная история, у которой не планировалось продолжение. Однако из-за большого количества фанатов по всему миру Хван Дон-хек пересмотрел планы на второй сезон.

«Игра в кальмара»: чем захватила

Кинокритик Дмитрий Барченков распаковал, в чем успешность этого сериала. Что касается новизны, «Игра в кальмара» не привнесла новую струю в жанр и в целом в корейское кино. По словам кинокритика, сериал — типичный представитель блокбастеров, снятых в этой стране. Сериал основывается на трех мощных китах:

— Злободневная остросоциальная тема

— Нереалистичный жанр, который позволяет спрятать острую тему

— Игра на выживание

Это абсолютно типичный корейский блокбастер. Абсолютно такими же были сверхкассовый «Поезд в Пусан» и более авторский «Воспоминания об убийстве». Второй — это фильм Пона Чжун Хо, который снял потом «Паразитов». Это его раннее кино — «Воспоминания об убийстве». Что там, что там — один зомби-апокалипсис, другой криминальный триллер про серийного убийцу — была выбрана похожая логика построения сюжета.

Логика драматургии, что и в «Игре в кальмара», только здесь понятно, другой сюжет, здесь появляется игра на выживание. Но в чем логика? Мы берем какое-то социальное явление, важную для общества тему и ее раскрываем на фоне жанра, обволакиваем тему жанром, прячем ее под жанр. Потому что таким образом будет проще говорить на что-то более острое, нежели можно это сделать в лоб, — привел примеры эксперт.

«Игра в кальмара»: чем захватила

Кинокритик раскрыл сходства и различия примеров, которые привел. К слову, во всех трех фильмах, которые он назвал, присутствовала критика общества. В одном случае — социального неравенства, во втором — коррупции, а третьем — капитализма и падения нравственности из-за денег. Что касается движущей силы сериала Netflix — игра не на жизнь, а на смерть — это тоже не новый прием. Однако Дмитрий Барченков отметил, что подача у сериала стильная.

Таким образом «Поезд в Пусан» был очень яркой критикой расслоения общественного в Корее: есть богатые, есть бедные, и между ними огромная пропасть, нет так называемого среднего класса. Фильм «Воспоминания об убийстве» был критикой коррумпированной полицейской системы в Корее.

Здесь мы видим снова высказывания на тему капитализма, на тему того, что деньги нас съедят и мы съедим кого угодно за эти деньги. Но выполненная в очень классной форме. Я бы не сказал, что здесь революционный сценарный движок выбран. Мы видели это уже в тысяче проектов от «Пилы» и «Голодных игр» до российских «Колл-центра» и «Игры на выживание», — подчеркнул собеседник iReactor.

«Игра в кальмара»: чем захватила

И еще один пример, который наиболее близок по жанру, сюжету и атмосфере «Игре в кальмара» — японский фильм «Страшная воля богов». Сериал Netflix чуть ли не дословно повторяет сюжет этой картины. Однако Дмитрий Барченков подчеркнул, что работа Хван Дон-хека отличается не столько новизной и зрелищностью, сколько трогательными историями, которые зритель наблюдает на фоне игр. Кажется, что линии героев находятся на заднем плане, но на самом деле именно они и отличают «Игру кальмаров», делая ее неповторимой, уникальной лентой.

В конце концов был японский фильм не так давно, лет семь назад, назывался «Страшная воля богов». Его снял известный японский режиссер Такаси Миике. Так вот там прямо один в один концепт, только забирали школьников и мифология была немножко другой. Но по части зрелищности фильм выигрывал у нового сериала.

Но «Игра в кальмара», на мой взгляд, выдается не этим, а тем, что там очень мощные есть драматургические линии. Есть второстепенные истории, за которыми наблюдать гораздо интереснее, нежели за собственно самой игрой. Безусловно, наверное, это и цепляет. Самое интересное в «Игре в кальмара» происходит вне игры в кальмара, — отметил эксперт.

«Игра в кальмара»: чем захватила

Так что же стало основной причиной грандиозного успеха сериала? Дмитрий Барченков нашел самое простое объяснение, которое лежит буквально на поверхности.

Здесь, понятное дело, сыграл TikTok и запоминающиеся атрибуты игры, воспроизведенные в этой социальной сети. И TikTok стал главным драйвером развития популярности у фильма. Я думаю, он сделал дело за Netflix, — подвел итог кинокритик.

Оцените автора